воскресенье, 31 января 2016 г.

Про винтажные комбинации и стариковскую нежность



Это фото (вверху)  к делу отношения не имеет.
К делу отношение имеет то, что внизу.

В процессе генеральной уборки (вчера) я обнаружила в комоде пакет со старыми комбинациями. Покрутила и положила на прежнее место. А потом я пошла в ГУМ и увидела в отделе женского белья двух стариков.


Я их сфотографировала зачем-то. Привычка фиксировать все, что может казаться интересным (какие-то слова, чьи-то суждения, истории или ситуации) выработана годами и теперь это на автопилоте. Раньше просто в голове зависало, а сейчас можно и запечатлеть, раз есть телефон.
Поэтому первое фото –  машинальное: вот, мол, смешно: дед идет бабушке лифчик выбирать!

Но потом  я сделала 3 снимка осмысленно

Потому что меня шибануло, оттого, как дедушка обратился к бабушке, когда она свернула к женскому нижнему белью:
- Валюшка, - сказал он, - тут все импортное.


Нет, это надо по-другому как-то рассказать, чтобы попробовать передать интонацию.

Вот они идут по отделу – сначала зал с лифчиками и трусиками - все маленькое, все в кружевах или атласное, разноцветное  или еще какое-то эдакое: комби, боди… Ну, вы знаете.

Вот они идут, глазами что-то ищут (оба), а зал – Гэ-образный. Завернули за угол – там комбинации, халатики, сорочки-пижамки и рейтузики с кружевными вставками – всякое такое.
Первой шла бабушка, а дедушка, не смущаясь (ну… он не обязан смущаться, но обычно же старики не шарятся по бабским отделам в поисках белья для престарелых жен). А этот заинтересованно, не только следовал за бабусей, но и сам вертел головой – ну, как если бы выбирал себе шурупы какие-нибудь. 
Оценил обстановку и нежно так, но не преувеличенно, не игриво, а просто – именно очень просто, привычно, обыденно нежно сказал бабушке:
- Валюшка, тут все импортное!
То есть: нам не сюда.
И вот это: «Валюшка» - по отношению к старушенции (!)  стопорнуло меня на месте и послужило причиной этой писанины.   

Я позавидовала, прости меня Господи, - этим старикам! Это не значит, что в моей семье или у моих знакомых никто ни разу не назвал жену, дочь, мужа-брата-свата – Налюша, Мариночка, Аленка, Олежек, Катюша, Сашенька, Ванюша. Называли и называют. Но не старики друг друга. Но даже если и назвали пару раз, все равно НЕ ТАК.  

Меня поразило не просто уменьшительно-ласкательное,  не сюсюканное. Это было и не дежурное: многие привычно называют друг друга  «катюша-сашуня-машуня». Хотя это тоже приятно и классно.
Это было именно нежно. Бережно. Ласково, трогательно и, повторюсь, ОЧЕНЬ просто. Он не хотел бабку назвать ласково. Он был сама ласка. Вот и все.

Старики двинулись между вешалками дальше
К красивому белью (даже нашему) они вообще не приценивались. Кроме «импортного» там было и совсем недорогое – «Світанак” Борисовский, к примеру. Симпатичное, простое, натуральное: халатики, ночнушки и белье - маечки там,  панталоны и сорочки. и пр.
Но они только глазами скользили по всему этому в цветочках и рюшках, шли как катамаранчик такой: шух – шух между вешалками: туда, где одежки попроще (хотя - куда уж проще!) и потемней. 
Лица сосредоточены, и оба рядышком или друг за дружкой, - как уж получалось лавировать –  оглядываются поминутно: рядом ли он (она).
Наконец, дошли до штанов – кроме прочего, трико там и рейтузы.


Дальше я фотографировать не стала. Потому как опомнилась: по магазину за незнакомыми людьми слежку устроила! Главное – чего ради? Из-за Валюшки?   

Но я действительно удивилась: в той дедовой «валюшке» была невероятная привязанность, близость, родство, даже восхищение. И дед намеревался покупку самолично одобрить. Чтобы она была и достойна Валюшки, и по карману им обоим. 
…Ну, как же мне передать напечатанными буквами эту мешанину, чтобы вы почувствовали, как именно он сказал:
- Валюшка, тут все импортное.

Я уверена: он всегда ее называет только Валюшкой. И только с такой интонацией. С тех  времен, когда она еще, наверняка,  носила импортное! Добывала кружевное-красивое, не жалела на это денег и красовалась перед ним, молодым, в комбинации, купленной по блату или через профком. Мне почему-то подумалось именно так.
                                                                                         ***
Я пришла домой и поймала себя на мысли, что вспоминаю, как эти старики бороздили просторы отдела женского белья. Как бабушка дотронулась до кружевной сорочки своей в коричневых пятнышках рукой. Там где она выбирает рейтузы, она моложавая такая со спины – сейчас смотрю на фото, и не верится, что с лица ей под 80.


В общем, дома я  пошла в спальню, снова разрыла только вчера перебранный и аккуратно упакованный комод, достала с самого низа пакет со своими старыми комбинациями. И решила рассмотреть. 
Они хранятся ради кружев и нейлона. Даже дочка меня, барахольщицу, за них не осуждает. Ну мало ли для чего это может пригодится, и к тому же это все такое красивое (было) и такое – из той жизни, когда я тоже была… J) Маришей).

Я с этим своим блогом, столько старого вспомнила, столько нового о себе узнала. Если бы не он, я бы просто покопалась в мешке с комбинациями пожмякала их и все. А может, даже и копаться не стала. А сейчас я принялась все перекладывать. Вспоминать.  Я, конечно, помню, что именно в пакете (это ж моя нычка), но я не открывала сей схрон много лет. Ну, лет 5 он томится в комоде и во время уборки просто сдвигаелся с места на место.  А не носилось это… вообще не помню, сколько  лет.


 Когда-то это был сумасшедший дефицит и доставали все это по преблатейшему блату.
В одной из этих комбинаций я выходила замуж (не в одной комбинашке, конечно, а сверху было, как положено, платье J). Платье у меня было не пышное (как у всех тогда и как было модно), а узкое. 

Сейчас узкое платье носи, как хошь: напялила и пошла. А тогда нужна была комбинация. Или тонкое нижнее что-то.  Подходящая ткань для «тонкого нижнего чего-то» чё-то не продавалась. Поэтому комбинацию доставали мне на свадьбу всем миром. И достали –  не белую, а голубую, но зато югославскую. И зато длинную! С разрезом на боку! Платье было не из тонкой ткани и не прозрачное, немного эластичное – комбинация подошла идеально.


Естественно, я больше ее ни разу не надела. Потом мне дарили и другие комбинации: свекровь, бабушка, мама. Покупала и сама – через профком…






Все - пашти новое :))). Мода ушла - и все!

Ээээ… вот интересный момент: как сегодня  молодым объяснить, почему через профком покупались всякие разности: и комбинации, и мохер, и лифчики  «Триумф». А Булгаков? А финские (югославские) сапоги? А Дюма и Агата Кристи, и пододеяльники с ришелье, а также путевки в Болгарию и в профилакторий «Нарочь»? А Испахан, Мажи нуар, Диоры разные, Диориссимо, Клима, Л,эр дю тамп, Мистэр де Роша, Мадам Роша, Фиджи другие духи и туал. воды (мои ровесники их все по названиям наперечет помнят). Надо долго сейчас объяснять, откуда все это было у профкома, и почему он не занимался своими прямыми обязанностями, такими,  как охрана прав трудящегося человека. На МАЗе (к примеру) в лакокраске тогда работали одни тетки, дышать в цехе было нечем от испарений, я там была по работе, сознание чуть не потеряла, а они с батоном и молоком сядут в обед - на шину, перекусят, потом снова в намордник – и с распылителем на баррикады…. Жуть! Им на цех от профкома - 2 флакона туалетной воды и - озеро Нарочь... 

Ай, ладно. Не надо ничего никому объяснять. Было и было. А то: как бы еще нам  доставались Клима (и пр. перечисленное выше)? Только профком, ГУМовские склады и «Березка».
Вот эти флаконы случайно у нас  сохранились.


 Сначала дочки играли с ними, флаконы валялись в игрушках. Потом Наташка чуть подросла и положила к себе шкаф – для запаха (запах есть до сих пор, особенно от "испахан").  Вот интересно, духов давно нет, а  запах остался в каждом флаконе свой, и – почти тот же! Недавно Наташа использовала бутылочки в имитации интерьера 80-х, когда снимала студенческую короткометражку по повести Алексиевич. Я посоветовала :))))))

А вот по поводу знаменитых Клима (Climat) хочу еще сказать. Или спросить: есть у меня загадка века.
У нас Клима были суперпопулярны в конце 70-80-хх. Считались истинно французскими, но во Франции их никто не знал! Как-то мой брат поехал на машине путешествовать по Европе – в 90-х. Доехал до Франции. Захотел нас порадовать: привезти духов разных. Мне, конечно, Клима, они были на слуху, даже в «С легким паром» Ипполит подарил Наде именно их (только не в синей, а в предыдущей (с разводами) упаковке).  
В 90-х у нас они уже не продавались. Брат зашел в магазин (в Страсбурге) и спросил. А продавщица даже не поняла, про что речь.
- Какие, -  говорит, - Клима?
Я, говорит, первый раз слышу. Таких  у нас не было и нет!

Предложила ему Вандербильт и Марусю (Зайцева). Он и привез: и то, и то. Мы долго смеялись: во Франции купить «Марусю», когда она в Минске на всех прилавках стоит! Хотя мне эти духи понравились (только не зеленые, а именно красные, которые привез тогда брат).  
Так я и не поняла: что это за духи были такие французские – Клима от Ланком, о которых во Франции никто понятия даже не имел? Или это только в Страсбурге такая «деревня» J))? Или просто они уже про них и думать забыли, столько нового появилось?

Ну ладно. Буду закругляться, а то меня не остановить, как поющего Кобзона – во всем виновата парочка из ГУМА. Интересно было бы посмотреть, какие они были в молодости, те старики, кем работали, как жили… И как сохранили такую «любовь свою и нежность»?
Если кто-то скажет: чего тут чушь пороть, придумала тоже! Какой-то дед пошел искать бабке портки, так это сразу любовь?

Если кто-то так скажет, значит,  я все-таки не сумела передать, как именно это дед сказал своей старенькой женушке: «Валюшка! Тут все импортное».
J
Только и всего.
                                                                                  ***

А это (и то фото, что была самым первым) – просто картинка забавная.


Это витрина уже не нашего ГУМа, а московского, вот не помню только - не то ГУМА, не то Гостиного двора. Несколько лет назад я целый месяц сидела в Москве (то есть, на даче в Клязьме). Дети уехали отдыхать и просили пожить, собак-котов покормить, в саду поливать. Вот я там и гостила сама с собой. Набрала работы, а между писаниной от скуки ездила в город, захаживала к знакомым, слонялась по разным местам. Шла как-то по Варварке, свернула к площади и увидела на углу эту витрину. У магазина был какой-то юбилей, на фото - часть исторической витрины -  как раз про мою сегодняшнюю рефлексию – про исподнее J)))



пятница, 29 января 2016 г.

Палата № 6 и «Летняя елка счастья» (длинно и ничего полезного & познавательного)


Квартира сегодня похожа на съемочный павильон. Правильнее было бы сказать, на «Палату № 6». Все кувырком - и дома, и в голове. Поэтому написался психотерапевтичекий поток сознания. Высказалась и пошла спать.



Это Наташина комната приготовлена к съемкам эпизода: «герой проснулся в хорошем настроении». Наташа снимает трейлер на очередной конкурс.

…Все в блогосфере показывают свои красивые квартиры и дома, всякие идеи дизайна, композиции из креативных предметов декора и так далее…. Главное, у всех такая стерильная чистота, что я уже не знаю, как соответствовать? Как фотографировать у себя дома?
Куда камеру ни направлю, везде что-то (кто-то) не открыточное в кадр лезет. Позавчера стульчик фотографировала, еле нашла место, где ничто постороннее не торчит.
Вот, к примеру,  единственное стопроцентно аккуратное место:


 Это у Наташи в комнате. А у стены напротив у нее – вот что:


(камеры, объективы, штативы, свет, аппаратура, там же косметички и прочее дамское все) Еще и Петькин матрас, сложенный вдвое. Ну, разве можно все это красиво разложить?

Про мою спальню я вообще молчу. Корзинки с рукоделием вперемешку с бумагами, блокнотами, книгами, журналами, архивами, коробками с красками и мешками с салфетками для декупажа (у меня их сотни!). Баулы с тканями (от сестры которые). Баулы со старьем (винтаж). Коробки с кружевами. Все, что ждет переделки или уже переделано и ждет отправки на угодья.

Все это  не на виду. Тщательно камуфлируется: в шкафу, на шкафу, в сундучке, в комоде, под кроватью. Но стоит начать что-то искать, все сразу вверх дном! Потом вернуть порядок можно  только генеральной уборкой. Опять все рассортировать, распихать-рассовать! До первой потребности что-то найти.  

В принципе, у нас в редакции, когда я еще регулярно ходила на работу, столы были похожи на мою комнату. Понапихано, и все – надобно. А у редактора на столе было такое количество бумаг, что можно было бы из них построить небольшенькую стенку. И при этом он всегда знал,  где у него в этих залежах, что валяется. Не дай Бог, что на минутку взять, ор стоял на всю контору! И с такими креативными матюками!  (Как он их только придумывал?)

Эх, вспоминаю о тех временах с улыбкой и тоской.  В феврале отмечаем 25 лет моего любимого издания, которое фактически процветало только 10 лет – в 90-е. Потом прикрыли… Последние 15 лет – это вроде как дайджест с минимумом собственных текстов. Редакция как таковая отсутствует – то, что в киосках - попытка сохранить некогда суперпопулярный брэнд.

…Ну,  ладно, я еще поною про редакцию свою обалденно любимую – попозже, когда отгуляем юбилей J))) Надеюсь, приедут все, хоть и разъехались по странам-континентам. Может, будет, что и здесь рассказать.

А на сегодня намечался такой план:
1.       Съемки эпизода трейлера
2.       Обсуждение текста с моей героиней. И заодно ее фотосессия для моей статьи.
3.       Для съемок трейлера нужно освободить Наташину комнату. Вынесли все кусты из комнаты в кухню.


4.       
А в зал вынесли -  одежду (не нашу - из стока). Одёжки Наташа фотографирует для магазина  на сайт (для рекламы). Каждую модель отдельно. На каждую выставляет свет и пр (то есть, это не быстро: пока последнюю не отснимет, все это кучей у нас лежит). 


Все это уже надоело до чертиков. 

Моя героиня (вообще-то она очень хорошая женщина и моя знакомая) опять соблазнила печеньем и конфетами – кончится это когда-нибудь или нет? А Наташин герой (сын знакомого поэта) слопал солидную часть того, что принесла героиня, хотя ему никто особо-то и не предлагал.
Героиня спросила:
- А где наше печенье?
Я:
- Где-то тут было.
Она:
- Вообще-то это вкусное печенье… Ты попробовала?
Я:
-Да, с такими семечками беленькими, как называются?
Она:
- Кунжут. Но в печенье была крошка кокосовая.
Я:
- А… вкусно.
Она:
- Не попробовала даже что ли? Чё-то не вижу его… - она покосилась в сторону детской, где шли съемки, - лучше бы конфеты забрали…
Я:
- Так конфет я тоже не вижу! Они, наверное, подумали, что мы уже закончили с чаем, пока мы у компа толкались…

Потом выяснилось, что Наташа снесла вазочки "только угостить", и они сразу опустели.
Героиня сказала:
- Слушай – хорошо! А то уже здоровья на сладости нет. 

… Когда уже вечером оба героя ушли – слава-те, Господи! – я как-то сдулась. Теперь мне надо начинать  приводить дом в порядок. И повесить белье досушиться, стирка  ж давно остановилась, я про нее позабыла
.…О чем я пишу? Какие-то вазочки, печенье? Стирка? …какой бардак у меня в голове! Такой же, как в квартире.

...Елку еще надо вынести.:(((((
Да! Она еще в доме. Такие мы тут все творческие люди. Более того, вчера я обстригла нашу елку. Разобрала еще неделю назад, и она до сих пор стояла – без игрушек, зелененькая. Не нашлось желающих тащить ее на выброс. Все делали вид, что думают, будто это красиво! Или дети думали: зачем выносить, если я буду ее обстригать, а ствол поставлю на балкон – до весны?
Но в этом году я же честно хотела елку целиком  выбросить!

Елки я с детства жалею выбрасывать. Конечно, выносили после праздников, как все, но каждый раз, каждый год – у меня чувство вины. Чтобы это новогоднее счастье, пусть осыпавшееся, … в  мусорку? Почему не перерабатывают дерево?

Должна признаться, что  поэтому с некоторых пор мои хомячьи странности распространяются еще и на новогодние елки. Я их уже который год обстригаю, ветки выбрасываю, а палки (стволы) – в деревню.   У меня там 5 палок. 5 новогодних стволов. 5 елок – 5 праздников!

Елка этого года – шестая. Я уж подумала, что не буду увозить ее ствол. Хватит сходить с ума!
Ну… вообще-то я хотела сделать из этих стволов «Летнюю Елку счастья». Прибить на стенку сарая эти палки в виде елочки и повесить всякие железяки в качестве елочных летних украшений. Лучше б, конечно, горшочки с  лобелией, и анютиными глазками,  и вместо гирлянды - настурции вьющиеся. Но цветы поливать надо каждый день. А я наезжаю неделю через три…

Эту идею я видела в журнале «Maison Francaise» не помню, в каком году, давно. Картинка была очень красивая. Стена старого сруба, а к ней прибиты разрезанные на разную длину стволы в виде елочки. И рядом из таких же стволов прибит заборчик. На нем тоже всякое навешано. Очень по-деревенски и мило. И со смыслом 
Вот - намалякала, конечно, ужасно, но смысл понятен.


Смысл  по мнению "Мэзона" таков: из стволов новогодних елок, которые, по идее,  были свидетелями счастливых домашних новогодних гуляний и (по идее) несут эту энергетику счастья в себе, сделать Летнюю елку с положительной энергетикой, несущей в себе типа празднично окрашенное «счастье».

А этом году я подумала: да, на картинке было красиво. Но это же психбольница – елочные стволы обчикивать и коллекционировать! Но вот ведь опять против воли повело: целиком-то елку  вовремя опять не вынесли! А теперь – как ее нести? Всю последнюю неделю елка вообще стояла без игрушек, вполне зеленая. А воду уже не подливали, она и высохла. Как только дотронешься, сыплется! Ветки сухие царапаются! Пришлось стричь! Ну и что теперь - палку выбрасывать? Если она  уже обстрижена? А в деревне 5 штук ждут, когда их приколотят?



Теперь вот еще что.  Вчера полдня таскалась со съемкой по детской деревне «СОС Киндердорф» (ездили в Боровляны), даже рассказывать не хочу, как интервьюировала монашку (вернее сестру милосердия -  при детях от церкви). 2 часа (!) – ни о чем. Вертела её и так, и сяк, направляла, уточняла, останавливала, переспрашивала – льется поток о себе любимой,  выруливает все равно на свое: «А вот я помню: ездили мы с группой чернобыльских деток в Германию…»  и дальше про себя –  про свои впечатления и о том, как прекрасно там пахнет в туалетах….
А время идет!  Режиссер злится, я встреваю в поток восторгов, возвращаю вопросом к теме, а она опять – вот ей руку пожал какой-то там мэр….... хоть ты ее убей. Зачем она уверяла, что ей есть, что сказать по нашей теме? Теперь придется отсматривать 2 часа интервью ради 2-3 эпизодов по 30 секунд.

А еще (вечером вчера) я  ходила на премьерный просмотр победителей дебютных короткометражек в конкурсе «КИНО-спринт». Там три фильма-победителя (3 первых места по трем разным жанрам). Наташка как оператор в этой тройке.
Иначе б я не пошла.
Вот фото с показа, в фойе так много  молодых, новых лиц. Похоже после 20-летнего вакуума начинает что-то в кино зарождаться. Хоть это радует. Фото на сайте конкурса  взяла.


 А ребенка моего на сайте – со спины креативненько запечатлели.



Потащилась я в Арт-кинотеатр после поездки в Киндердорф на метро. В сапогах  на высокой узкой (неустойчивой, но красивой платформе). А  на улице по снегу пошел дождь, и все превратилось в зеркало-каток. Шла к метро вместо 3-х  -- 15 мин. Очень грациозно двигалась в своих сапожках: -  как циркуль. Чем я думала, когда надевала каблуки?  От метро до кинотеатра – 300 метров – шла 10 минут. Потом так же – назад!
Сейчас ноги болят – как после тренировки.

В общем, немного я устала от всего этого бумбараша….монашки этой (то есть, сестры), героев и каблуков.
Еще паспорт надо менять, а то визу не дают.
Хочется тихонько сидеть в своей комнате, где все, мною любимое, как в волшебной шкатулке. И читать. Или красить-клеить… Или что-то простенькое  сшивать?

И еще очень хочется, чтобы было лето или хотя бы весна, и я уехала бы в деревню или на дачу, покопалась бы в земле, а вечером погуляла бы с собакой по лесу и сидела бы сейчас одна с книжкой в тишине! Ну…  или смотрела бы кино по компу. Например, какой-нибудь фильм Смирновой. Такое у меня настроение сегодня: бабско-лирическое.
Никаких людей. Никаких идей. Ни съемок не хочу, ни статей.
Хосссподи! стих получился: точно крыша едет!
Надо идти спать. 

среда, 27 января 2016 г.

Про декупаж стульчика и про сам стульчик (хламу новую жизнь)




Не стоит уже, наверное, говорить, что этот стульчик сначала приговорили к мусорным контейнерам. Это уже не новость – у меня всегда так: захочу выкинуть, потом передумаю.
Но тут я не передумала, а вынесла уже! Просто…  забыла выбросить.





Он стоял 33 года и три месяца у мамы в квартире. Мама купила его, когда появилась первая внучка. Теперь у моей мамы трое взрослых внуков и один правнук. Все четверо (каждый в свое время) полировали попами этот героический предмет. На нем раскачивались, его обмазывали кашей, на него, извиняюсь, писали, ну, и так далее…




Стульчик всегда стоял на одном месте: в кухне под окном у батареи. И на нем любили сидеть (и стоять) не только дети и коты, но и подросшие уже дети, и их родители, то есть, все мы (поэтому он и сломан). К стульчику подставляли легкий маленький столик и детеныши получали свое персональное обеденное место. Мой внук, как только являлся к прабабушке в гости, так же, как когда-то его мама, тащил столик к стульчику и усаживался в ожидании угощений. То есть. вещь служила до последнего – верой и правдой, выполняя возложенную на неё миссию. И поэтому к самому стулу, несмотря на облезлость и расшатанность, не было никаких претензий. Кроме одной: не вписался в новую обстановку!
Этим летом, когда мама проходила очередной курс лечения в больнице, моя старшая решила, что надо сделать бабушке сюрприз: отремонтировать кухню, туда – новую мебель, освещение и пр. Бабушка вернется и – оп-ляля, все новенькое и красота. Ей будет приятно. Пока дед на даче, можно все проделать.
Не претендуя на оригинальность мысли,  мы решили, что всем вещам когда-нибудь приходит конец.
Движимая этой философией, я самолично вытащила стул из дома и собралась нести к контейнерам. Они стоят далековато от подъезда, но как раз по пути, если ехать от мамы домой. Я подумала: чего тащиться пешком? Сунула стульчик в багажник, решив выбросить, когда поедем.
Ну и – забыла.

Спустя какое-то время нужно было освободить багажник, так как младшая перевозила всякую всячину для своих съемок. Они с Сашей всегда берут мою машину, если надо везти что-то объемное, так как моя карета больше. Не зная о печальном приговоре для стульчика, но зная мою страсть все перекрашивать-декупажить, они решили, что для того я стул и привезла. Отволокли домой, и у меня уже не было выбора.

Вот как переделывала, если кому интересно.
Загрунтовала акриловой краской (обычной, для стен).
Выбрала салфетку.Хотела, чтобы сиденье было похоже на обтянутое тканью. Ну если не похоже, то хоть перекликалось.  Края и ножки покрасила серым, чтобы после протирки основного цвета просвечивал серый цвет. 






 Там, где собиралась потом протирать, по серому слегка мазнула бронзой, чтобы с бронзовым орнаментом перекликалось. 
Одной салфетки на все сиденье не хватило, пришлось составлять из двух, но не подошел рисунок и оттенок салфеток. К тому же на одной салфетке рисунок оказался  более контрастным. Это место закрыла слонами, предварительно под ними почпокала полусухой губкой с белой краской, чтобы слоны были видны и не слились с нижним рисунком и синим тоном. Под ногами слонов специально не чпокала, чтобы плавный был переход, плюс иллюзия, что они идут по синему ковру. И... зачем-то прилепила пуговки - вырезала кружки из бумаги и раскрасила.  
Все расшатанное и сломанное - на эпоксидный клей. Перекладину еще и на шуруп (шуруп - не сама :)).


Вот что получилось:





Тут видны еще морщинки - это не высохла салфетка до конца (поторопилась  фотографировать). Сейчас уже все гладко. Хотя полоски остались - это мелкое расслоение на фанере, шлифовать слишком много пришлось бы. А смысл? 
Вкрапления -  побрызгала смесью акрила и клея. Покрасила весь стульчик цветом салфетки, протерла края и углы, остатками узора украсила сидушку по периметру  (по торцу) и на заднюю стенку зачем-то прилепила остатки бумажной тарелки (кружевной).  Закрасила ее и протерла. 
Все. 







А! (забыла) - покрыла ж еще хорошим финишным лаком (матовым). В аэрозоле, который подходит для детских игрушек. Мало ли кто голой попой на этот стульчик сядет :))) Может, мне еще внуков нарожают?
Хотя, можно и обычным акриловым лаком покрыть (кистью), но тут еще один момент, кроме экологичности: сильнее намокнет и потому больше шансов, что снова пойдут морщинки (и могут уже не исчезнуть при высыхании)... ну, и обычный матовый (строительный) все-таки слегка блестит. А декупажный лак на целый стул (пусть и такой маленький) слишком жирно будет :))) (дороговато для такого уровня).   
Теперь - точно все. 

понедельник, 25 января 2016 г.

Про “зонтики” и о светло-темном противостоянии (старалась - политкорректно).


Возвращаюсь к собачьей теме - через Европу и ее грибы. И только потому, что пришла сестра,  прочла предыдущий пост  и сказала:
-  -Ваша Пупа ведет себя, как наши беженцы. Ты на это намекала?


Я говорю:
-          - Если это кому-то что-то напоминает, я не виновата. Проводить параллели неполиткорректно. Я тут –  только про своих собак. И не думай, что эпизоды  (про то, как пришлая черная собака выживает аборигенную белую-желтую) я рассказала с целью  притянуть за уши ваши европейские проблемы! Или там намекнуть… ну, к примеру, на политическую обстановку в мире. Чушь! Это исключительно  наше (внутреннее) собачье дело.

Сестра не стала спорить, покосилась на псов и начала рассказывать про грибы – про “зонтики” 
Зонтики  похожи  на гигантские бледные поганки – деликатес, по вкусу напоминающий курицу. Сестра собирает эти белые “мухоморы” в горах Сицилии (у нас тоже растут, я видела в своей деревне) и очень любит жарить в кляре. Одного большого гриба хватает на целую сковородку.
Фото своего нет. Это (и то, что выше)  - нашла в интернете



Сестра показывала точно такое же -  в прямом эфире: осенью она так вусно чавкала по скайпу, что я уж было почти решилась пойти нарвать те, что видела на опушке на краю деревни, чтоб нажарить. Но в последний момент побоялась без экспертизы. В моей деревне эти грибы считают поганками, а в Минск их везти тоже не к кому – нету знатоков.    
И еще сестра показывала фотографии других грибов, которые они собирают в районе Мессины. 



Рассказывая про все это сицилийское грибное, сестра  следила взглядом за тем, как Пупа в очередной раз тиранит Петю, выгуливая его по квартире на поводке.


 Сбрую дети пристегнули к Пете для прогулки. Пока сами одевались, мерзавка схватила поводок 

и поволокла детину.




   
Питер, естесственно, упирался, унижением был недоволен и вообще возмущен: хватал себя за поводок и пытался вырвать его из хваткой таксиной пасти.
Топот стоял на весь дом – привычная  уже потасовка в стиле  борьбы нанайских мальчиков.
Во что они превратили пол коридоре!!!! 




Увидев это издевательство, сестра говорит:
 - В то, что образумятся политики и разрулят все это наше дело скоро – не верю!
Я не поняла:
- Какое дело?
- Ну, с беженцами.
- А как разрулить, вот – твое мнение?
- Нет  у меня вариантов, чтоб, к примеру, в соответствии с заявленными «ценностями» ЕС.
- И у меня нет. Все, что хочется предложить отнюдь не толерантно.
- Да! Именно! Они со своей толерантностью... Вот вашего Пупка тут слишком много, и он делает, что хочет, – она указала на таксу, мордующую лабрадора, -  но вы – толерантны! А так нельзя. … Ну, дай же ты ей по шее, наконец! Бедный Петя!

Со словами "она хоть расшевелит его, не даст состариться!" я освободила Петю от Пупы, и он поплелся со своим имуществом в коридор, 



снова улегся, трепетно охраняя собственность (поводок) в ожидании,  когда ж его выведут.  

Сестра, потягала  за уши притихшего  Пупика,  потом поддала под зад, сказав «иди-иди уже», и продолжила про свое, итальянское:

- Потому что... вот  поехали мы осенью в горы по грибы, ехали на двух машинах, добрались до места, вышли и вроде как собрались уже вверх по дорожке тронуться, и вдруг видим: человек 40 с лишним – мужиков (молодых, вполне крепких и темных с лица). Стоят кучей, телефоны свои в руках вертят и напряженно смотрят на нас - баб приехавших. Что они там делали, почему стоят посреди дороги, почему застыли и сканируют нас (что на уме?), не поймешь.

Она очень долго и подробно рассказывала прозатянувшуюся немую сцену в горах. Но я сокращу: она и ее товарки рты раскрыли, переглядываются, а мужики ничего не делают, но оценивающе смотрят – с вызовом. В упор - на баб и на их  транспортные средства.  Сиганули сестра и ее подруги в машины и - назад.

- Может, и нормальные люди были те 40  с лишним мужиков, -  продолжила сестра, - но... кто знает, что у них на уме? Ты только попытайся представить: толпы вполне здоровых и способных к действию дядьёв  из Африки и Ближнего Востока сидят у нас  уже несколько месяцев: без дела, без дома, многие без женщин, деньги заканчиваются, им надо чем-то заниматься, как-то  жить, за чей-то счет. Они начинают злиться на местных. Типа: а вы, думаете, будете жить в свое удовольствие, по грибы ходить, а мы на вас смотреть?   –  Сестра вздохнула:  –... Давай чаю, что ли, попьем?
***
Пошли в кухню, а там Пупа уже из-под стола выглядывает. Сестра посмотрела на нее и говорит:
- Вот интересно, успеешь ты попытку ограбления сфотографировать до того, как она вам все вафли сметет?...
- Да их там чуть-чуть, этих вафель, - заступилась я за Пупика и щелкнула рецидивистку телефоном. 



P.S. Абзац про 40 мужиков к заголовку не имеет никакого отношения.
Заголовок – только про моих собак: про черную и светлую часть населения нашего дома.