пятница, 4 декабря 2015 г.

Мой друг Петр



                                                     Это Петя



     А это история о том, как крашеный нос помог обрести друга


 Невозможно жить без друзей, потому что друзья - это наши психотерапевты.Но как-то так получается, что полностью довериться (совсем прям чтоб распахнуться!) человеку - любому: мужчине, подружке, маме даже... Нет, я, наверное, уже не решусь. В смысле: выложить все без остатка, как на духу. Даже маме многое уже уже не скажешь, понимая, что...ну, не надо. А как же иногда хочется кому-то сказать...

Тогда в оборот берется Петя.

Чего я ему только не говорила. И он готов слушать - и кто ж знает, чего он там себе понимает, внимая моим бла-бла-бла или еще хуже - жалобам? Но он всегда слушает очень внимательно, вот что удивительно!
Правда, есть побочный эффект: потом надо гладить башку или пузо, иначе приятель будет обескуражен неблагодарностью. Вот и сейчас: я пишу, а он трется о компьютер, требуя его пожалеть за то, что вынужден ждать, когда его все-таки поведут гулять?






Я люблю этого пса. Мы забрали его "в добрые руки" у людей, которым он надоел, потому что у него были то понос, то золотуха. В буквальном смысле слова. Лечили мы его всю ту первую осень и зиму, когда он стал жить у нас.

В 2007-м его звали "Жерик из Заколдованной Долины" (по паспорту).
Бедный пес!
Жерика, когда он был  маленьким "мишуткой",  купил некий мужчина и подарил своей жене. Жена решила, что "Жерик "- это уж слишком и переназвала  "мишутку" в Арчибальда. Через год  игрушечный пес  превратился в здоровенного лабрадора-ретривера. Лабрадора нужно правильно кормить и водить гулять. Иначе он болеет и пр. Поэтому женщина дала объявление, вытурив бесконечно поносившего Арчи к первому,  пришедшему  на него посмотреть.

Первой была моя младшая дочь. Она без моей санкции привезла бедолагу на троллейбусе домой.

Я  еще не знала про понос, но все равно была в шоке, так как в доме имелась 10-летняя такса Тина, которая устроила жуткие разборки с конкурентом. Я побоялась, что они сожрут друг друга и кинулась звонить хозяйке собаки с целью сообщить, что "моя дочь пошла только посмотреть" и "брать пса сразу не было разрешено". И что у него голова, как вся наша такса целиком и, вообще, я его боюсь!
Но женщина сказала: "Пардон, поезд ушел, назад я его не возьму". Это было вечером.

На ночь оставили пёса в коридоре, полагая, что завтра все равно отвезем назад. Но утром  мы (с внезапно подобревшей Тиной) осторожно высунулись в дверь и увидели несчастное животное, буквально вжавшееся во входную дверь. Лабрадор - такой большой,  такой желтый, дрожал, глядя на нас, как осенний лист (а была как раз осень)! Я подошла, и он продолжил вжиматься еще сильнее, да  с таким пронзительно-трагическим видом, что я не знала, как себя повести. Он старался занять как можно меньше места. Я уверена, пес понимал, что его выгнали и, возможно, выпрут опять.

Так я стояла довольно долго. И вдруг заметила, что у собаки нос стал заметно светлее, чем был вчера. Дело в том, что хозяйка, когда расхваливала мне своего породистого лабрадора по телефону, чуть ли не главным его достоинством назвала черный нос. Мол, лабрадоры с черными носами более ценятся. И вечером нос действительно был черным!
А утром стал розово-бежевым с темными краями!

Я во всем этом не разбираюсь, питомцев по выставкам не вожу, и потому мне было все равно, какой у кого пятачок. Но пораженная метаморфозой, я  все же наклонилась, чтобы рассмотреть этот странный нос. Потрогала и заметила на пальце слабые следы краски. В этот момент "пациент" свел брови домиком и доверчиво хрюкнул.

В общем, никуда я его не повезла. Покрасить нос! Я потом  уже узнала, что у лабрадоров с черными носами брюхо тоже темное. А у нашего - розовое! Хорошо хоть живот фломастером не мазюкала. Но больше всего меня поразило то, что тетка отказалась забрать свою собаку, (которую растила с крохотного возраста(!), у людей, которые передумали... Я б его вечером сразу назад привезла, всего-то и делов? Его, с такой родословной, все равно бы кто-то взял! Хоть и с розовым носом. Как можно было отказаться пустить свою собаку назад? Ну, мало ли мы какие? Может, раз нам пес не пришелся ко двору,  мы его выбросим? Или продадим перекупщикам? Особенно, когда узнаем про нос и, что еще хуже - понос?

С того самого утра наша собака не Арчи, а Питер. То есть, просто Петя, Петруша Петюня и пр и пр в таком духе.
Но вот что странно: столько лет прошло! Обожаемая наша такса Тина умерла в 2011-м в возрасте почти 15-ти лет, и Петя единолично завладел моим сердцем, везде сопровождая по дачам и деревням. Он мой пес - стопроцентно мой.






Но до сих пор, если кто-то хоть тихонько, даже совсем шепотом скажет рядом с ним: "А-а-арчи?", он мгновенно вздрогнет и с надеждой станет оглядываться по сторонам.

Вот такой этот пес преданный... и потому я никогда не говорю при нем слово"арчи". Чтобы зря не расстраивать своего друга Петра, который по паспорту остается  все-таки Жериком из Заколдованой долины.





Комментариев нет:

Отправить комментарий